Дом Чернобыльского в Сумах: оплот борьбы со страшным недугом

Говорят, владелец некогда роскошного особняка в 1920-х тихо сгорел от туберкулеза…Этот сумрачный, в стиле так называемого северного модерна дом на Перекопской, 15, хорошо знают все сумчане.

На протяжении всего советского периода и в век нынешний он олицетворяет оплот борьбы со страшным недугом и вечным спутником человека (последние исследования говорят, что бациллы туберкулеза живут на Земле уже три миллиона лет) – туберкулезом.

Бывая внутри особняка с целью пройти флюорографию и пр., многие замечают высокие потолки и другие приметы старинной постройки, но лишь немногие знают, что здание Сумского противотуберкулезного диспансера начинает свою историю в дореволюционные годы. Построил для себя этот модный по тем временам особняк выходец из Польши Лев Давыдович Чернобыльский.

Кстати, долгое время считалось, что владельцу после революции удалось выехать за рубеж, но эта версия ныне оспаривается, а новая говорит о том, что хозяин роскошного дома и сада умер в 1920-х в Сумах, чему поспособствовал именно туберкулез…
Отстроить недалеко от центра города жилой дом (в том числе оплатив недешевые услуги модного архитектора) – всегда было признаком состоятельности. И Чернобыльский действительно был состоятельным гражданином.

Говорят, в 1900-х годах он разбогател на операциях с куплей-продажей спирта. Но затем (то ли в связи с объявлением сухого закона, то ли по другим причинам) перешел на создание суконного производства. В те времена Польша еще входила в состав Российской Империи, а потому польские товары не облагались пошлиной. Этот факт позволил Льву Давыдовичу беспрепятственно закупить и вывезти с польских территорий станки и другое оборудование, дабы на земле сумской выстроить завод и запустить производство. Лучшего места, нежели на берегу полноводного тогда Псла (источника технической воды и места для сбора стоков), Чернобыльский и не желал! А потому, выкупив располагавшиеся там городские бани, он открыл свое предприятие, которое называлось «Южно-русская суконная фабрика Л.Д.Чернобыльского». В 1913 году фабрика уже работала полным ходом и под номером 45 была занесена в список промышленных предприятий Сумского уезда.

Производство столь насущной продукции (по тем временам сукно было популярнейшей шерстяной тканью) – очень прибыльное дело. Ведь, как известно, царская армия приобретала сукно для армии и флота не только на казенных заводах, но и закупала у частников, чья мануфактура была более высокого качества (и зачастую дешевле). Об объемах производства шинельного армейского сукна можно судить уже по тому, что на одного военнослужащего требовалось 4,922 аршина этой ткани в год. Обмундирование различных родов войск требовало различных расцветок сукна – темно-серого, василькового, черного, белого, малинового, крапового и т.д. Но военнослужащие были не единственными потребителями этой продукции! Люди гражданские шили себе из этой теплой практичной ткани пальто, крестьянские куртки, зимние сарафаны, головные уборы, бурки (обувь), сумки и многое другое. Попоны для лошадей, покрывающие крупы животных в лютые морозы, также изготавливались из этого материала. Большие прибыли приносило производство особого вида сукна – бильярдного. Пришедшая из Европы азартная игра в самые короткие сроки (наряду с карточными играми – для которых, кстати, тоже требовался этот материал!) стала невиданно популярной, и любой уважающий себя владелец особняка просто-таки обязан был иметь бильярдный стол, поверхность которого, как все знают и в наше время, обтянута сукном (кстати, не всегда зеленого цвета).

Горячность игроков и то, что еще не были изобретены термостойкие волокна, становились причиной прожигания дыр в сукне от особо сильных ударов по шарам. И владельцам часто приходилось штопать игровое поле (известен случай, когда за один вечер прорвалось и прожглось 100 дыр!). А когда штопка становилась невозможной – лучшим выходом из ситуации была покупка новой ткани, которая, кстати сказать, была недешевой: ведь производилось сукно по специальной технологии, и ворс в обязательном порядке должен был укладываться в одну сторону.
Вообще же, производство не только бильярдного, но и обычного сукна 100 лет назад было процессом трудоемким и затратным. Чтобы его получить, необходимо было промыть шерсть, отделить грязь и жир, обработать на трепальной машине, прочесать на специальных аппаратах, после чего – прясть на мюль-машинах. Получившуюся пряжу сновать на сновальном станке, ткать на ткацком, валять на валяльной машине, еще раз промыть, красить и ворсить на ворсильной машине, стричь на стригальном станке, бастовать (чистить щетками) на бастовальном, прессовать – и только потом складывать для упаковки…
Управление фабрикой занимало, вероятно, все время Льва Давыдовича. И редкими были часы, когда он с наслаждением вдыхал прохладу своего огромного сада (там, где сейчас высятся жилые дома, раньше все благоухало то сиренью, то липой, манило абрикосами и вишнями).

По воспоминаниям краеведа Никитенко, в саду этом журчал небольшой фонтан, а вдоль дорожек стояли герои древних мифов и сказок – скульптуры в человеческий рост. Неизвестно, были ли дети у Чернобыльского, но вот что детишки бедняков часто засматривались на чудные изваяния сквозь ограду – это факт. Интересно, что до наших дней сохранился фрагмент кованой ограды сада, и мастерством местных кузнецов, вручную создававших такие добротные и красивые вещи, можно только восхищаться!

После 1917 года ни те, ни уже другие дети больше не засматривались на скульптуры – их уже не было… Да и некогда было – началась новая жизнь. В 1919 году ежедневная сумская газета «Коммуна» сообщала, что на демонстрацию, посвященную 1 Мая, в колоннах под номером 10 шли Южно-русская суконная фабрика Чернобыльского, суконная фабрика Бенсмана и сумская платочечная фабрика. И это было последним упоминанием имени частного владельца. В дальнейшем, как мы знаем, фабрика стала принадлежать народу. И вошла в историю города как суконная фабрика «Красный текстильщик».

Ее высококачественная продукция в свое время была известна всему Союзу. А потом и от этого мощного и некогда даже оборонного предприятия осталось только название остановки, с которой начинается улица Харьковская… Особняк Чернобыльского тоже был национализирован. Какое-то время там располагались различные ведомства, в том числе и отдел НКВД. А в предвоенный период там все чаще замелькали люди в белых халатах, – чьим местом работы и вторым домом вскоре стал расположившийся здесь противотуберкулезный диспансер.

Известно, что во время немецкой оккупации диспансер оставался в городе, его сотрудники, смертельно рискуя, выдавали фиктивные справки, которые помогали избежать молодым сумчанам насильственного угона в Германию. Но ни тогда, ни тем более после никто не упоминал и уже и не помнил первого хозяина здания и бывшего владельца огромной фабрики, который, по одной из версий, тихо и незаметно сгорел от чахотки (туберкулеза)…

По материалам Сумы – История города